Землетрясение в Крыму 1927 года

После 1927 года. Ласточкино гнездо после землятрясения


Землетрясение в Крыму 1927 года: июнь и сентябрь

26 июня 1927 года на Южном берегу Крыма прошли первые толчки, которые вскоре перешли в одно из сильнейших землетрясений. Эпицентр этого землетрясения находился под морским дном на юге от Ялты, мощность подземных толчков достигала 8 баллов.
Крымское землетрясение 1927 года состоит из двух землетрясений, которые 26 июня и в ночь с 11 на 12 сентября.

26 июня.
Сила подземных толчков в этот раз не превышала 6 баллов, поэтому серьезных последствий не было. Тем не менее, колебания земной тверди привели к возникновению большой паники, в результате которой появилось несколько пострадавших.
Были отмечены повреждения в Севастополе: наблюдались большие обвалы в окрестностях города, в домах пошли трещины, повредились здания почты и одной из церквей. Журналисты тогда подсчитали сумму убытков от землетрясения, которая составила более миллиона рублей.
После первых июньских толчков осталось множество свидетельств очевидцев, которые сообщали о многочисленных перепуганных отдыхающих, которые быстро уезжали из Крыма.

11 сентября.

В Севастополе вечером 11 сентября горожане стали свидетелями необычного заката солнца: как будто пылал пожар, а свет проходил через дымовую завесу.

Самая сильная серия толчков пришлась на ночь с 11 на 12 сентября 1927 года. По заключениям специалистов эпицентр землетрясения имел продолговатую форму, располагался под морским дном южнее Ялты. Сила подземных толчков — до 9 баллов. Первые отголоски будущей трагедии жители Крыма ощутили еще в 8 вечера 11 числа. Отмечали сильное волнение домашних животных, которые отказывались от корма и беспокоились. Лошади срывались с упряжи и сбегали, мычали коровы, собаки и кошки не отходили от хозяев. Местные рыбаки, отправившиеся на ночную рыбалку, слышали в море гул в районе Алушты-Судака. Также отмечали необычное волнение моря, которое заставило моряков вернуться на берег. В полночь полуостров погрузился в громкий вой собак, а через 15 минут раздался сильный грохот. Началось одно из самых сильных в Крыму землетрясений.

Дома быстро сдавались под ударами природы: лопались оконные стекла, отваливалась штукатурка, падали дымовые трубы, трещали полы и потолки, гремели железные листы на крышах. Первый толчок длился меньше 10 секунд, но его было достаточно, чтобы разбудить людей и ввергнуть их в ужас. Сразу же последовал второй мощный толчок, который рушил стены, разбивал крыши, раскалывал балконы. В горах происходили не менее страшные обвалы, катились огромные валуны с гор, море отступило от берега, чтобы после обрушиться на него с разрушающей силой. Электричество пропало в первые секунды катастрофы. Продолжающиеся подземные толчки, разваливающиеся здания, крики и стоны пострадавших ввергали людей в еще большую панику.

По свидетельствам очевидца событий Н.В.Кальина, беснующиеся животные только подогревали ужас людей. Последствия обвалов в горах видны до сих пор невооруженным взглядом. На Демерджи и в горах у Судака остались следы крупных обвалов и оползней. В течение первых 11 часов землетрясения было зафиксировано более 200 толчков. В Севастополе горожане видели над морем огромные столбы дыма и огня. Сильно пострадали города не только Южнобережья, но и Симферополь, деревни предгорной и степной части Крыма. Землетрясение затихало еще долго, в течение 4-5 дней после первых разрушительных колебаний земли крымчане ощущали его толчки.
Досталось и Крымским достопримечательностям: позже отметили повреждения в Воронцовском дворце, Алупкинской мечети, Генуэзской крепости, многочисленных гостиницах ЮБК. Ялта была повреждена на 70%.
В этом небольшом курортном поселке жители и гости полуострова ощутили всю силу ужасающей паники от землетрясения. Толпы людей метались из стороны в сторону, заключенные между морской пучиной и неприступными горными вершинами. Землетрясение и безотчетный страх обострили психическое состояние людей, после подсчета ущерба, сообщали об умершей женщине от разрыва сердца, повесившемся рабочем во время первых толчков. Один из врачей описал свои душевные воспоминания и физиологические ощущения во время землетрясения. Он сообщал, что будучи крепким и физически здоровым человеком, в ночь с 11 на 12 сентября ощутил такой панический ужас, какой был страшнее смерти. Окружающие звоны разбивающегося стекла, дрожание стен и пола, крики женщин и мужчин, истерический смех, безумные взгляды — лишало рассудка и гнало куда-нибудь, только подальше от этого сумасшествия.
Один из последних подземных толчков, был 24 сентября 1927.

Во время землетрясения многие отмечали огненные вспышки над водой, которые были заметны даже из Евпатории. Возможно это было загорание метана, который выходил через трещины на дне моря. Днём 11 сентября рыбаки, находящиеся в море отметили странное волнение при тихой и ясной погоде. Море вокруг судна закипело, появилась мелкая зыбь. До начала землетрясения Черное море оставалось спокойным, после стал слышен сильный шум. Купающиеся во время первых толчков были оглушены подводным грохотом — это было отражением колебания дна моря. За пару часов до землетрясения в заливе между Аю-Дагом и мысом Плака в море появилась полоса пены, которая исчезла за несколько минут. Море в это время так и оставалось спокойным.

Ответить Подписаться